Иду на «Грозу»

Риторический вопрос «Отчего люди не летают?», наверное, прочно входит в топ самых известных литературных цитат. Индекс цитируемости у него примерно такой же, как и у вопрошания венецианского мавра: «Молилась ли ты на ночь, Дездемона?» Не каждая светлая голова сегодня вспомнит, откуда, собственно, взялась цитата про неистребимую жажду полета. Между тем мы как люди образованные дадим досрочный ответ и скажем, что вопрос этот из «Грозы» Островского задавала его главная героиня Катерина.

Если вы захотите освежить в памяти классическую пьесу Островского, вам непременно стоит заглянуть в Новый драматический театр. На этой сцене два счастливых дня шла премьера спектакля с довольно длинным и угловатым названием «Если бы знать…». Фантазия на тему пьесы «Гроза» А.Н.Островского. «Отчего люди не летают?..» Это фантазия главного режиссера театра Сергея Куликовского на темы свободы и несвободы, греха, семьи, долга. И режиссер настаивает именно на таком названии спектакля. Имеет право. Классическое произведение поставлено с чувством и толком. Иронично, как это часто бывает у Сергея Михайловича, в разумном и сбалансированном минималистическом духе.

Как ни приглядывайся, угадать на сцене черты волжского купеческого быта довольно трудно. Это довольно неожиданный взгляд на Островского — никаких самоваров и бубликов. Вместо свечи — электрический фонарик. У женщин роскошные платья скорее в средиземноморском стиле, мужчины при костюмах и галстуках ходят в сандалиях, как будто в баньку собрались. Мир, придуманный здесь приглашенным из Витебска главным художником театра им. Я.Коласа Светланой Макаренко, скорее притягивает, чем отталкивает.

Катерина, явно фрустрирующая особа, изводит домашних исполнением песен Александра Вертинского. Долго и заунывно сначала поет «Белый пароходик», а когда снова подходит к инструменту, затягивает «Желтого ангела». Домашние внимают пению с трудно скрываемой прохладцей. В какой–то момент даже кажется, что смотришь не Островского, а Ионеско. Но все–таки мелодрама берет верх над формой. Екатерина Ермолович и Павел Чернов играют любовь Катерины и Бориса свежо, раскованно и экспрессивно. Купец Дикой в исполнении Сергея Толстикова в одной из сцен прорезает романтическое настроение спектакля жадным, безудержным смехом и остается верен острому рисунку почти до конца.

Купчиху Кабанову актриса Наталья Капитонова подает неожиданно: тут она никакая не бой–баба, не источник всех бед, а скорее сломленная и где–то глубоко в душе неуверенная в себе дама. За все правила векового уклада она прячется только потому, что ничего нового и достойного ни сыну, ни невестке предложить не может. Ей попросту не хватает смелости и решимости жить своим умом. Можно только задавить нескладного выпивоху–сына Тихона (Алексей Верещако) диктатом или загнать в угол невестку Катерину.

Если и сегодня вся эта история кажется динамичной и складной, можно представить, каким прорывом она была для своего времени сто пятьдесят семь лет тому назад. Наверное, тем, чем для нашего времени является «новая драма».

Несмотря на трагический финал под пронзительные ноты композитора Майкла Наймана, спектакль, который заканчивается как–то стремительно, оставляет светлое чувство. Прежде всего радуешься тому свежему современному языку, которым он рассказан. Может быть, кому–то из актеров стоит вести себя здесь понаглее, не бояться перетянуть одеяло на себя. Фантазировать так уж фантазировать — никто претензий не выставит. Главное, что актерам удается донести цельность режиссерского замысла. После мистической мелодрамы «…И слышатся лишь звуки полонеза», социальной трагикомедии «Как я стал…», драмы «Трибунал» репертуар Нового драматического театра снова пополнился небанальным спектаклем. Идя в театр на улицу Лизы Чайкиной, теперь не знаешь, каких еще открытий ждать от труппы. Не будем указывать пальцем на того, кто вдохнул в театр новую жизнь, дабы не возгордился.

Добрый зритель в 9–м ряду.

Советская Белоруссия № 67

12.4.2016
 

Добавить комментарий